Игорь Вулох. «Возвращение»

The Source for Nightlife & Culture

Igor Vulokh. The Return

Выставка новых работ знаменитого Игоря Вулоха, написанные им спустя несколько лет молчания, – большое событие в художественной жизни Москвы. Живописец лишь недавно вернулся к творчеству, завершив когда-то начатые холсты и создав совершенно новые. На выставке представлено более 20 работ 2011 года и несколько старых живописных и графических произведений.

An exhibition of new works of Igor Vulokh, created by him after a several year break – is a great event in artistic life of Moscow. Only recently has the painter returned to art, finishing old paintings and creating new ones. There are more than twenty 2011 works and several old paintings and prints presented at the exhibition. 
 

Игорь Вулох – признанный живой классик, который пользуется огромным уважением в России. Его работы хранятся в Третьяковской галерее, в Русском музее, в зарубежных коллекциях, а в Скандинавии даже существует целая школа его последователей. «Его полотна лишены ощущения двухмерности, они многослойны, многопространственны, пронизаны воздухом и светом, – рассказывает о работах художника куратор выставки Ирина Филатова. – Как если бы вы, попав в чащу, сквозь сплетение ветвей увидели кусочки неба. Или ранним, теплым утром в тумане вы не увидели, но угадали линии знакомого леса, горизонта. Они завораживают, заставляют вглядываться, уводят вас в счастливый мир по другую сторону картины».

Igor Vulokh is an acknowledged live classic, who is greatly respected in Russia. His works are exhibited at the Tretiakov Gallery, at the Russian Museum, in international collections, and there is even an entire school of his followers in Scandinavia. “His paintings are not two-dimensional, they are multi-leveled, multi-dimensional, penetrated by air and light” – tells the curator of the exhibition – Irina Filatova – about Vulokh’s works – “It’s as if you got into a thicket and through an interlacing of branches saw a piece of the sky. Or, on an early warm morning, in a fog, you didn’t really see, but figured out the outlines of a familiar forest, or horizon. They are bewitching and make you look into them, take you away into a happy world on the other side of the painting.”

Одни определяют произведения Игоря Вулоха как абстракционизм, где нет конкретных объектов, только намеки, подтексты, образы. Абстрактная живопись Вулоха не совсем абстрактна; она изображает вполне конкретные вещи, но не вазу или яблоко, а поверхность, пространство, расстояние. Художник отталкивается от реального и видимого, судя по названиям его работ, - ландшафта, натюрморта, интерьера или его деталей. Однако то, что зритель воспринимает на полотнах, - это скорее совокупности ощущений художника от этих объектов, импульсы, интуитивные восприятия. Этим он близок художникам первого русского авангарда, и потому некоторые критики называют его чуть ли не единственным истинным авангардистом в искусстве второй половины ХХ века.

Some say that paintings of Igor Valukh are abstract, where there are no concrete objects, only hints, sub-texts and images. Abstract paintings of Valukh are not quite abstract: they show specific things, but not a vase or an apple, rather a surface, space, distance. The painter bases from something real and visible: based on the names of his works – from landscape, still life, interior or its details. However, what the audience feels about the paintings is a totality of the painters feelings about these objects, impulses, intuitive impressions. With this is very close to the painters of the first Russian avant-garde movement, which is why some painters call him almost the only real avant-garde painter of the second part of the XX century. 

Другие с полным правом относят Вулоха к нонконформистам, к тем, кто пишет «другое» искусство, неофициальное, альтернативное, так называемый советский андеграунд, ведь именно конец 60-х - начало 70-х годов, стало расцветом творчества художника. И все же даже в общий ряд нонконформистов Вулох никогда не укладывался. Исключив себя из официальной сферы жизни советского искусства, он более тридцати лет четко соблюдал автономию по отношению к разного рода объединениям в среде художников-нонконформистов. Он всегда стремился к независимости и остерегался безоговорочно следовать какой-либо идее.
Others rightly place Vulokh into the rows of conformists, close to those who create “another” art – non-official, alternative, the so called Soviet underground, as it is the beginning of the ‘60’s, end of the ‘70’s that was the high period of the painter’s work. Nevertheless, Valukhov never completely fit into the rows of non-conformists. Excluding himself from the official sphere of the Soviet art life, he, for more than thirty years, strictly followed autonomy related to different types of non-conformist societies. He always strived for independence and was careful of blindly following any ideas.

Сам живописец говорит о себе так: «Я человек абсолютно беспринципный в этом плане. Я не выдержу роль монолитного принципиального художника. У меня нет доверия к какой-либо системе, и в первую очередь - к своей собственной»

“In this sense, I am a person with no principles. I won’t handle the role of monolithic, principle artist. I don’t trust any system, and first of all my own” – tells the artist himself.