Торжество серости и формализма

Газета.Ру

Выставка «Серое» в Brusov Art Gallery

В Brusov Art Gallery открылась выставка произведений в серых тонах

В Brusov Art Gallery открылась выставка одного цвета — произведений в серых тонах из коллекции кардиохирурга Михаила Алшибая, на которой он сам выступил в качестве куратора.

Крохотный, изогнутый буквой Г зал галереи Brusov Art Communication в тихом переулке напротив англиканской церкви на вернисаже был набит так плотно, что экспозиции практически не было видно за головами. Пожалуй, немногие из участников коллективного проекта «Серое», представителей российского «другого искусства», вызвали бы такой ажиотаж своей персональной выставкой.

Да и сами работы не относятся к топовым. Обычный рисунок Константина Батынкова, ранний натюрморт Дмитрия Краснопевцева, небольшая композиция Игоря Вулоха, москвошвеевский «Пиджак» Михаила Рогинского. Выделяются живописный лозунг Сергея Волкова и песочная «Спираль» Сергея Бордачева, напротив которой повешена геометрическая композиция «Снег» Станислава Шурипы. Общего у Бордачева с Шурипой ничего нет; сложно было бы найти точки пересечения и у Бориса Матросова, в разгар перестройки устраивавшего акцию по изменению русла Волги вместе с арт-группой «Чемпионы мира», с малоизвестной тогда Натальей Пархоменко. Работы 13 художников объединяет не умопостигаемая кураторская концепция, а цвет: серый — основной тон каждой работы.

Автор камерного проекта «Серое» — коллекционер Михаил Алшибая. 12 работ принадлежат его личному собранию и одна работа Дм. Гутова состоит в коллекции Кати Фалькович.

Диалектику Гутову удалось в этой невзрачной работе отразить единство формы и содержания: серым по серому на холсте написана фраза «Серым по серому».

К идее не придерешься: формализм всесилен, если художник ему верен.

Вообще формальный ход составления выставки на основе какой-то одной характеристики дает широкий простор для разнообразных интерпретаций и придания смыслов. Так, охватившая период с XIV до XX вв. выставка Русского музея «Красный цвет в русском искусстве» позволила говорить о различной роли красного в отражении перипетий национальной истории. Так же подобранная по характерному признаку недавняя выставка «Пустота» в ГТГ вызывает широкий диапазон литературных, исторических и политических ассоциаций. К счастью для «Серого», камерный формат выставки не позволяет мысли утечь в дурную бесконечность вариаций.

Проект сложился, по словам Михаила Алшибая, почти случайно и очень быстро.
В этот раз теплые новогодние каникулы в Москве напоминали не рубеж зимы, а межсезонье: не вполне зима, но и до лета еще далеко. С новыми часовыми поясами ночь, минуя утро, сразу переходила в вечер. И цвет этого эпизода без имени — серый.

«Серое» — как эскиз, набросок к общему невысказанному ощущению этих затянувшихся каникул; неброский, но очень сложный цвет связывает картины очень разных художников в неожиданно резкий аккорд едва слышной московской городской мелодии.
Алшибая, врач по основной своей профессии, сравнивает структуру выставки с серым веществом мозга, и отдельные картины объединены в сеть невидимыми нервными волокнами.

«Серое» — очень личный проект Михаила Алшибая. В его основе не идея, а эмоция и нота, и выставка по сути антиконцептуальна. Коллекционера интересуют не признанные шедевры, а атмосфера, он собирает и часто выставляет (предыдущая выставка работ из коллекции открылась в сентябре в Музейном центре РГГУ) не крупные и громкие вещи, а работы второго плана, которые резонируют друг с другом и складываются в единый мотив. И если выставочные гиганты ЦСИ «Гараж» и «Винзавод» в дни вернисажей напоминают «Ашан», то маленькая выставка Алшибая похожа на коммунальную кухню — тот самый смысловой центр, вокруг которого вращалось «другое искусство», основа коллекции Алшибая. Потому-то на открытии было столько людей, сколько не могла вместить галерея: они пришли не из досужего любопытства, а в гости