Выставка «Традиции нонконформизма»

Телеканал Культура

"Другое" искусство, неофициальное, альтернативное, второй авангард и советский андеграунд – как только не называли живопись 60–80-х годов XX века, которая не вписывалась в рамки соцреализма. Отсюда еще одно название – "нонконформизм". Сегодня в Московском музее современного искусства на Петровке открывается выставка под названием "Традиции нонконформизма". На ней представлены работы из коллекции Иосифа Бадалова. Одними из первых с экспозицией познакомились "Новости культуры".
 Эдуард Штейнберг – один из главных героев выставки "Традиция нонконформизма". Именно с его картин началась коллекция Иосифа Бадалова.

Ольга Портнова, куратор выставки: "Коллекция очень молодая, большинство работ никогда нигде не экспонировались".

Выставляться авторы этих работ в застойные времена не могли. Для занятий живописью они находили более сложные мотивы.

Эдуард Штейнберг, художник: "У меня не было в искусстве, знаете, заказ-антизаказ, я просто обжегся культурой".

Частью этой обжигающей культуры для Штейнберга стали традиции русского авангарда, живопись Казимира Малевича. От метафизических композиций с птицами и рыбами в свое время он перешел к просто композициям. Геометрической абстракцией продолжает заниматься и сегодня. Живет то в Тарусе, то в Париже. Эмиграция – популярный мотив в биографиях художников нонконформистов. Хотя само это название – нонконформизм – сегодня кажется им конъюнктурным, они предпочитают другое.

Владимир Немухин, художник: "Оно так и называлось – другое искусство, никакое не антисоветское, никакой борьбы с режимом не было".

Юрий Купер, художник: "Делить искусство на конформистское и нонконформистское – нелепая затея".

Эдуард Штейнберг, художник: "Художник всегда свободен и всегда выступает против".

Эти художники занимались не политическим искусством, а чистым: проблемами поверхности холста, простых форм, линии, цвета. Гигантская палитра художника Юрия Купера – своего рода метафора.

Юрий Купер, художник: "Я хотел посмотреть на тарелку, на которой я краски размешиваю, как на некий космос".

Эстетическая альтернатива соцреализму в живописи московских художников 70–80-х годов была разнообразной. Куратор Ольга Портнова отобрала из коллекции Бадалова картины 17 авторов. Есть фарфор и живопись Оскара Рабина, пара полотен Владимира Вейсберга, серия Владимира Янкилевского, графика Свешникова и Мастерковой. Но наиболее полно – залами – представлены три художника: Эдуард Штейнберг, Владимир Немухин и Игорь Вулох. Личный вкус коллекционера явно тяготеет к абстракции. Русские абстракционисты 70–80-х противостояли соцреализму исключительно профессиональными средствами: занимаясь фундаментальными вопросами живописи, подключаясь к диалогу с западными художниками XX века и реанимируя прерванную отечественную традицию.

Юрий Желтов, художник: "Соединение русского авангарда с иконой меня очень занимало".

В Советском Союзе эти художники работали, будто в закрытом НИИ: в стол и для редких ценителей.

Юрий Желтов, художник: "Мы работали для себя, ничего не продавалось. Все дарилось".

Затем времена изменились, и неофициальное советское искусство нашло свою публику, покупателей и коллекционеров на Западе. Картины Краснопевцева, Вейсберга и Штейнберга сегодня бьют рекорды на аукционах. Некогда неофициальное искусство адаптировалось вполне. В названиях выставок художников, прежде считавшихся авангардными, стало возможным слово "традиция". Но продолжателей этой традиции в современном российском искусстве не заметно.

Юрий Желтов, художник: "Они пошли не по линии пластики, которая была у нас, а по линии анекдота".

В современном российском искусстве победила скорее традиция соц-арта. А пластическими поисками продолжают заниматься все те же художники. И Немухин, и Штейнберг, и Вулох продолжают писать и сегодня.