Вне конкретики: интерьеры для цвета и формы

Независимая газета

В Музее актуального искусства Игорь Вулох показывает "остранение" форм

Предмет Вулоха.
Фото предоставлено организаторами выставки

Весной в московской галерее RuArts прошла совместная выставка Игоря Вулоха и Евгения Дыбского, где показывали работы Вулоха периода 60–70-х годов. Сейчас музей Игоря Маркина ART4.RU к 70-летию Вулоха предлагает самую основательную ретроспективу этого художника – более 120 работ (живописных и графических) 1950–2000-х годов из коллекции музея, собрания самого художника и других частных собраний. 

Смотреть работы Игоря Вулоха сложно, как сложно читать стихи его друга, авангардного поэта Геннадия Айги, как сложно было на открытии слушать музыку ансамбля Марка Пекарского. И эти усилия – необходимая плата за эстетическое удовольствие, которое открывается – нет, нагнетается (причем без какого бы то ни было негативного оттенка) – по мере движения по экспозиции. Родившийся в 1938 году в Казани, Вулох в 58-м окончил Казанское художественное училище, не поступил в Суриковку, но благодаря Георгию Нисскому осел во ВГИКе. Где встретился с Василием Шукшиным (и даже должен был играть одну из главных ролей в инсценировке его «разинского» романа «Я пришел дать вам волю», но съемки не состоялись) и с Наумом Клейманом. 

Последний познакомил художника с Геннадием Айги – и это вылилось в графикопоэзию, или, если угодно, в поэтическую графику. Для каждого из них такое творчество – формотворчество за отсутствием конкретных форм – было важным: Айги посвящал Вулоху стихи, Вулох искал графический эквивалент складывающимся из конкретных слов едва уловимым, почти абстрактным поэтическим образам. Тема слова и образа, зазвучавшая таким образом на выставке, с одной стороны, отражает большой (они познакомились в 1961-м) период в работе и в жизни Вулоха. А с другой – еще резче оттеняет то, что так важно для самого художника – «остранение» формы, когда за таким, казалось бы, конкретным словом, как «Интерьер», «Экстерьер», «Утро», «Весна»… оказываются внеконкретные цвет и форма. Можно поразмышлять над тем, чем «Интерьер» отличается от «Экстерьера», и, вероятно, вы увидите некие силовые линии, почувствуете движение внутрь или вовне. Но это только одна из возможностей, несовершенная уже потому, что пытается конкретизировать абстрактный, абстрагировавшийся от реальности образ. Графика к стихам Айги перемежается с иллюстрациями к поэзии Томаса Транстрёмера: «Автобус ползет сквозь зимний вечер... остановись он и выключи фары – мир исчезнет». Струящаяся дорога обрывается черной полосой: так выглядит исчезнувший мир. 

А начиналось все в 1950-е по-другому. Написанная еще в 1953 году, во время учебы в художественном училище, «Церковь в Казани» – единственное реалистическое произведение в экспозиции, которое никак не намекает на дальнейшие стилевые трансформации. Когда появятся «Исчезающая фигура» (немыслимо – оранжевое на оранжевом – еще и создает объем!), «Пробуждение» и «Зарождение», «Тишина»… Цвет наполнится энергией, которая иногда заставляет его почти светиться изнутри. Линиям будет сообщена скрытая динамика, интенция движения. Фактура живописной поверхности процарапывается, внизу оказываются другие красочные слои. Парадоксальным образом аскетичные средства рождают богатство – чтобы, по словам Вулоха, «показать, что я собой представляю». У художника много серийных работ – изображая сны или времена года, он исследует движение абстрактных плоскостей и производимый при этом эффект, всматривается в нюансы цветовых соотношений (а колорист Игорь Вулох замечательный), отличая зеленый весенний от зеленого летнего… Так он завоевывает «другое» пространство «другого» искусства. 
 В контексте неофициальной художественной среды его можно сравнить с Анатолием Зверевым, с которым они, кстати, приятельствовали. В музее выставлены два портрета, по своей нервной экспрессии сходных со зверевскими работами. С другой стороны, произведения начавшегося в конце 1960-х «белого периода» напрашиваются на сопоставление с изысканиями «белого на белом», начатыми в начале 1960-х Владимиром Вейсбергом. Какого накала духовного напряжения можно достичь, максимально ограничивая себя в средствах выразительности? Вулоха такие поиски на три года привели в Духовную академию Троице-Сергиевой лавры.

В ART4.RU показаны работы с 1953 по 2008 год, последовательно развеществляющие форму, выворачивающие ее наизнанку и обратно. Однако чтобы вы не слишком воспарили, в соседнем зале открыта «Выставка цен», очень конкретно рассказывающая, почем сейчас продают самое дорогое и признанное неофициальное искусство. Работ Вулоха там нет…