Биография

вверх position вниз

КРАТКО О ГЛАВНОМ

Игорь Вулох родился 3 января 1938 года в г.Казани. Выпускник Казанского художественного училища, художественного факультета ВГИКа (г. Москва). В 1971 году Вулох становится членом МОСХ. Творческая дружба с поэтами Геннадием Айги и нобелевским лауреатом Тумасом Транстрёмером приводит к созданию серий графических работ в тандеме “поэт-художник”. В 1996 году по решению Министерства культуры Игорь Вулох выдвигается на соискание Государственной премии. Творческая биография художника насчитывает более 50 персональных выставок по всему миру. Картины Вулоха представлены на ведущих аукционах мира, в частности, Sotheby's и MacDougall's. Работы Вулоха находятся в музеях и собраниях коллекционеров в России и за рубежом. Часть из них можно увидеть в Третьяковской галерее и Русском музее.

ДЕТСТВО ИГОРЯ ВУЛОХА

Русская и татарская культуры в своем парадоксальном соединении. Это земля, это родина художника, приходившая позже к нему в воспоминаниях и трогательных ассоциациях. Третьего января в 1938 году Игорь Вулох родился в Казани, его детство и отрочество пришлись на военное и послевоенное время.

В тяжелейшем 1941 году его отец Александр Николаевич уходит на фронт, и мать, Лидия Александровна, остается одна. В 1942 году отец Игоря погибает, а затем приходит первое серьезное испытание в его судьбе. Лидия Александровна, голодная и усталая, падает в обморок... Ребенок не знает, что мать забрали в больницу, он скитается по улицам, шарит по помойкам, чтобы раздобыть еду. Игорь попадает в детский дом. Война закончилась, Лидия Александровна долго искала сына и, наконец, нашла. Сейчас сложно предполагать, когда же все-таки Игорь Вулох начал задумываться о смысле жизни, о вере, но определенно точно можно сказать, что боль и тоска, как цитата из детства, сильно повлияли на его будущую жизнь. «Язык трагического в искусстве только тогда может возникнуть, когда он очень сильно абстрагируется и будет выражать суть, сущность, ядро, а не внешний вид и подробности этих трагедий», – цитата из воспоминаний поэта Геннадия Айги.

ОЗАРЕНИЕ – РАННИЙ ГОСТЬ

Желание рисовать было естественным. Еще с ранней юности Игорь Вулох тянулся к художественному творчеству; его первые наброски, такие ясные и чистые, пронзительные и восторженные, удивляли педагогов Казанского художественного училища, в котором он постигал мастерство живописца в 1953–1958 годах.

Большое влияние на формирование будущего художника в годы учебы оказал его педагог Виктор Подгурский (профессор Шанхайской академии художеств, знаток японского и китайского искусства). Помимо освоения законов живописи, студенческие годы Игоря – это литература по мировому искусству «на ощупь». Уже здесь он сам выбирает и представляет себе путь по истории мировой культуры: получается такая сложная и в то же время в чем-то близкая по личным ассоциациям карта из произведений разных мастеров. Это какие-то собственные семантические границы; логика и законы здесь неповторимы. Ни время, ни какие-либо другие внешние, общедоступные характеристики здесь не имеют значения – исключительно собственный вкус.

Пейзаж «Зима» на Всесоюзной художественной выставке 1957 году в Московском Манеже принес ему первое признание. В центральной прессе напечатали два положительных отзыва наших классиков — скульптора Сергея Тимофеевича Коненкова и художника Константина Федоровича Юона.

В МОСКВЕ И ОКОЛО

1958 год. В Москве Вулох пробует поступать в Суриковский институт, но безуспешно, однако благодаря протекции признанного живописца Г. Нисского, оказывается в числе студентов художественного факультета ВГИКа. Общежитие ВГИКа – особое место встреч. Здесь Игорь Вулох знакомится с соседом по комнате – студентом киноведческого отделения Наумом Клейманом (ныне директор Музея кино). Хорошим приятелем становится и Василий Шукшин. К сожалению, Шукшину не удалось экранизировать собственный роман «Я пришел дать вам волю» (1971) о Степане Разине, где одну из ведущих ролей должен был играть Вулох. В картине Рениты и Юрия Григорьевых «Сердце друга», по повести Казакевича, он играет офицера Советской армии капитана Ремизова.

В Пушкинском музее Вулох знакомится с молодым художником Анатолием Зверевым. Его рисунки заинтересовали Игоря, поскольку выделялись своей необычной, живой манерой исполнения. Страсть к живописи объединила начинающих художников, они стали хорошими приятелями. В этом же году Игорь Вулох женился на Кире Викторовой.

Отголоски первого авангарда 20-х витали в воздухе 60-х годов неосязаемой идеей. Наиболее чутким молодым людям удалось уловить это состояние и хотелось передать его ощущение через творчество. Официально все, конечно, стояли на стороне соцреализма, однако желание узнать ближе «запретных» предшественников было сильнее всяких искусственных преград. Дул ветер с западной стороны.

К ДРУЗЬЯМ ЭТИХ ЛЕТ

1961 год – знаковый в творческой биографии Игоря Вулоха. В гостях у Наума Клеймана, работавшего тогда в Госфильмофонде в Белых Столбах, Игорь впервые знакомится с «другом этих лет», поэтом Геннадием Айги. В дальнейшем они станут едины в творческом тандеме поэт-художник: Игорь сделает серию набросков к удивительно традиционной и в то же время новаторской поэзии. Айги посвятит Вулоху цикл стихов.

Было же нечто и в поле:
Жившее, как Иисус в человеке:
Это – давно уже вынуто!

Как «поля-двойники» Игорь Вулох и Геннадий Айги сразу почувствовали друг друга. Общность интеллектуальных устремлений, пристрастий в творчестве, душевная близость – все это очень роднило их. Так, впоследствии оба они оказались в редакционной группе каталога «Маяковский-художник», вышедшего в свет в 1961 году.

Геннадий Айги очень хорошо знал авангард первой волны, был прекрасным знатоком поэзии, изучал запрещенные или забытые произведения литературы. Он работал в музее Маяковского, где бывали Николай Харджиев и Алексей Крученых, – они устраивали выставки авангардистов 20-х годов: Татлина, Малевича, Ларионова, Гончаровой, Филонова и других. С Харджиевым Вулох был хорошо знаком, и тот оказал большое влияние на молодого художника. Эти выставки были событиями крупного масштаба, они имели общеевропейский резонанс. В числе тех немногих иностранцев, живущих в Москве, кто интересовался тогда русским авангардом, был датский искусствовед Троэлс Андерсен (ныне директор Музея искусств, Силькеборг, Дания). Именно Андерсен, знаток и ценитель русского авангарда, станет впоследствии автором четырехтомной книги о Казимире Малевиче и организатором его ретроспективной выставки в Нью-Йорке.

Айги вводит Вулоха в круг тех, кому его искусство могло быть близко и понятно. Это был уникальный опыт обмена знаниями, ощущениями, поисками в искусстве. Своего рода «вокальные параллели». Вулох, по натуре своей человек отстраненный, обрел друга и надежду в одном лице. В России и за рубежом вышло более десяти совместных книг поэта и художника. В 1989 году в Англии опубликован цикл стихов «Тетрадь Вероники» (перевод Питера Франса), который Айги посвятил своей новорожденной дочери Веронике. Иллюстрации к тетради были созданы Игорем Вулохом. Позднее ряд стихотворений, посвященных Вулоху, составит отдельную книгу со знаковым названием – «Друг этих лет» (1998), к которой художник также выполнит серию графических работ.

1961 – это еще и первая персональная выставка в Москве в выставочном зале Союза художников. Вулох вступает в молодежную секцию Московского союза художников. Узнав о знаменитом коллекционере Георгии Костаки, чья квартира, по рассказам очевидцев, была до потолка завешана работами русских авангардистов 20-х годов, Игорь Вулох решает во что бы то ни стало посетить этот редчайший по тем временам музей. Начало дружбы с Костаки в1963 году, его удивительная коллекция до сих пор сохранились в особенно теплых воспоминаниях Игоря.

ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ – ЦЕНТР МИРА

С 1968 года художник создает серию белых минималистских картин, и к теме «чистого белого» он будет периодически возвращаться на протяжении всей творческой жизни. Это тончайшие работы в пастельных тонах, так называемый «Белый период». Тогда познание богословских трудов и философии, духовные поиски привели Вулоха в Духовную академию при Троице-Сергиевой лавре. Здесь он становится ассистентом кафедры западных вероисповеданий. Параллельно Вулох активно работает, и его поиски продолжаются в разных направлениях живописи.

В Духовную академию на Всемирный Совет церквей съезжались священники высокого сана из разных стран, в том числе из самого Ватикана. Языкового барьера не было, так как общение шло через переводчиков – удивительная возможность побеседовать с религиозными деятелями из разных стран. Благодаря этому Игорь Вулох, и ранее тяготевший к изучению религиозно-философских трудов, смог уточнить для себя суть западной ветви христианства, а также ее cвязи c государством, ее общественное положение. Три года в Троице-Сергиевой лавре – это уникальный опыт в изучении литературных трудов религиозной библиотеки, знакомство с новыми теологическими материалами из-за границы, жизнь в уединенении.

ПОЛЯРНОСТИ ИНОГДА ПЕРЕСЕКАЮТСЯ

В 1971 году Игорь Вулох принят в МОСХ. Стать членом Союза художников – значило быть свободным от принудительной работы «от звонка до звонка», т. е. заниматься творчеством, распоряжаясь собственным временем по своему усмотрению.

Вулох женится второй раз, и у него в 1973 году рождается первая дочь, Александра.

Несмотря на сложную организацию творчества Вулоха, его отстраненный характер, частенько отдающий холодным скандинавским ветром, на протяжении всей его жизни всегда находились люди, чувствовавшие его и помогавшие безвозмездно. Скульптор Вячеслав Клыков – человек, абсолютно противоположный Игорю: это сильный мужчина, невероятно деятельный, а за всем этим – чуткая душа. Их познакомил Борух Штейнберг, пригласивший однажды Вулоха в мастерскую скульптора. Клыков заботился об Игоре как о брате. В суете жизни он, как и другие, был способен решить те организационные дела, от которых Игорь всегда был далек, но без которых биография художника может и не состояться. Так случилась их совместная выставка в 1979 году (по тем временам это было нереальное событие), остался каталог с работами Вулоха. После выставки несколько работ художника были переданы в Государственный Русский музей в Ленинграде. В какой-то момент Вулох понял, что их взгляды с Клыковым существенно расходятся. Черта была подведена. Прошло 25 лет с того времени, как они перестали общаться.

«БЕЛЫЙ ПЕРИОД»

В 1983 году в доме Василия Григорьева (сына Рениты и Юрия Григорьевых), где Игорь бывал и ранее, он знакомится со своей будущей супругой художником Натальей Туколкиной-Охота. Она уже знала Вулоха по его работам. В контексте той действительности они поразили ее новизной и необычностью, мощным воздействием. Для молодой художницы такое знакомство открыло новый мир в искусстве. В 1985 году у них родилась дочь Лидия. С появлением семьи, стабильности в живописи Вулоха окончательно сформировался и в большей степени проявился «Белый период» как своего рода отражение всего светлого в эти годы жизни художника.

Геннадий Айги неразрывно поддерживал связи с друзьями и единомышленниками из других стран, в частности, с Троэлсом Андерсеном и его русской женой Ксенией (историком-переводчиком). По приезде в Москву датский искусствовед бывает в семье Игоря. Вулоху было очень важно это общение – он видел независимый взгляд Андерсена на мировое и русское искусство. В 1988 году в Дании Троэлс издает первую монографию о Вулохе, чье искусство еще не было официально признано в России. В предисловии к ней были напечатаны стихи Геннадия Айги «Двенадцать параллелей к Игорю Вулоху».

ГРАНИЦЫ ИСЧЕЗАЮТ

Московская галерея «Сегодня» была одной из первых, начавших выставлять и рекламировать так называемых «шестидесятников». Она занималась продвижением российского искусства за рубеж, многие работы регулярно вывозились на международные художественные ярмарки. Персональная выставка Игоря Вулоха в этой галерее дала возможность широкой российской аудитории впервые познакомиться с его творчеством. Работы были приобретены Третьяковской галереей.

В те годы интерес со стороны Запада к русскому искусству был огромен. В 1991 году состоялась поездка Игоря в Западный Берлин в связи с персональной выставкой в галерее «Браунер и Попов». А в 1993 году Вулох получает стипендию земли Бранденбург, едет с женой в дом творчества в замок Вайперсдорф в Германию. Это был период плодотворного сотрудничества двух художников, они работали вместе, каждый в своем направлении. Наталья Охота представила серию абстрактных картин, созданных с использованием приемов коллажа, эскизы костюмов и работы в редкой в наше время технике батика. Творчество двух художников из России вызвало огромный резонанс. Все работы хранятся в архивах в доме творчества в Германии. Эта поездка дала Игорю большой опыт в общении с широким международным кругом литераторов, художников и деятелей культуры.

В 1994 году художник создает графическую серию к стихотворениям крупнейшего современного поэта Швеции Тумаса Транстрёмера; позже серия демонстрировалась на фестивале поэзии Транстрёмера на острове Готланд. Менталитет северных народов очень близок Вулоху; черты аскетизма и некой отстраненности, присущей протестантской ветви христианства, прослеживаются как в его характере, так и в живописи. Геннадий Айги, будучи одним из самых близких друзей Игоря, считал, что поэзия Транстрёмера близка художнику. «Прямой, ясный язык Транстрёмера, подобный холодноватому свету северного неба, втягивает читающего в себя, как мне кажется, постепенно и незаметно», – пишет Айги. Образный метафорический мир его поэзии, сопряжение разных сфер для Вулоха понятны и узнаваемы, даже несмотря на такие барьеры, как язык, менталитет или географическое расстояние.

Игорь Вулох обращается к руководству земли Брандербург с просьбой, чтобы картины, написанные им в Вайперсдорфе, были переправлены в Данию в музей современного искусства Kunstmuseum к Троэлсу Андерсену. Так, в 1995 году состоялись его поездка в Данию и персональная выставка. В музее у Андерсена был собран огромный архив по истории мирового искусства. Помимо знакомства с редчайшей литературой по искусству, Вулох получил от этой поездки и творческое вдохновение. Выставка прошла с успехом, а работы приобрели музейный статус на Западе.

По решению Министерства культуры Вулох в 1996 году выдвигается на соискание Государственной премии. В России в советские времена ее присуждали только признанным мастерам соцреализма. Такой жест говорил о долгожданном признании андерграунда со стороны государства. Впервые в истории России к премии были представлены художники-авангардисты.
 

За несколько лет до этих событий творчеством Игоря начинает интересоваться швейцарский банкир и коллекционер УрсХёнер. Вместе с женой, галеристкой Надеждой Брыкиной, они приезжают в мастерскую художника, знакомятся с его работами, изучают историю их создания. Хёнер – человек очень неординарный, буквально поразил Игоря своими знаниями и пониманием современного искусства. А его страстная увлеченность и искреннее желание поскорее открыть миру творчество Вулоха были поистине удивительны. Так, на протяжении долгих лет Урс Хёнер собирал работы художника и помогал ему.

Параллельно с этими событиями, фонд Сороса в 2001 году присуждает Вулоху денежную премию для издания каталога к выставке, которая успешно прошла в галерее «Файн Арт». Позже, уже в 2006 году, под руководством Хёнера выходит прекрасное издание о Вулохе – первая и самая большая монография на четырех языках. Всю концепцию книги, начиная с составления биографии и вплоть до колористический коррекции работ в печати, составители выверяли с художником.
Монография о Вулохе стала предпосылкой к персональной выставке в галерее Нади Брыкиной в Швейцарии. В качестве специального эксперта был приглашен Троэлс Андерсен, который занимался тщательным отбором работ. Он сгруппировал их по разделам и к каждому из разделов написал критическую статью. Выставка в Цюрихе с успехом прошла в 2006 году и имела хорошие отзывы западной критики.

ЗА ЧЕРТОЙ

Последние годы жизни – счастливые и радостные – художник провел в Тарусе. Впервые Игорь Вулох побывал здесь в ранней юности, когда приезжал на практику со студентами-однокурсниками художественного факультета ВГИК. Место, где жила, мечтала и создавала свои первые стихи Марина Цветаева, с необычайно красивой и загадочной природой, было окрашено для художника особым, ярким чувством, в котором, вероятно, соединились и воспоминания молодости, и память о гармонии и тишине этих мест, и непреходящее чувство свободы, которую привнесли сюда недолгое время «оттепели» и инакомыслящие изгнанники.

После выхода из лагерей большинства репрессированных под их биографией в СССР обычно подводилась черта. Так появился неофициальный термин «101-й километр», обозначавший способ ограничения в правах – запрет селиться в пределах 100-километровой зоны вокруг двух столиц. В конце 1950-х – начале 60-х среди литераторов и художников складывается так называемая «Тарусская группа» (Аркадий Штейнберг, его сыновья, Константин Паустовский с семьей, Надежда Мандельштам, Николай Заболоцкий, Ариадна Цветаева-Эфрон, художники Борис Свешников, Дмитрий Плавинский, часто приезжают Анатолий Зверев, Александр Харитонов). Именно Аркадий Штейнберг вместе с Константином Паустовским выпустили в свет в 1961 году легендарные «Тарусские страницы» – это 42 стихотворения и проза Марины Цветаевой, повесть Булата Окуджавы «Будь здоров, школяр!», проза Надежды Мандельштам, а еще лучшие литературные произведения других авторов, не принятые центральными журналами и издательствами.

Бывший лагерник Аркадий Акимович Штейнберг – блестящий переводчик, поэт, художник, собирал в своем тарусском доме многих мыслящих и талантливых людей своего времени. Именно тогда, в доме Аркадия Акимовича, Вулох впервые познакомился его сыновьями Борухом и Эдуардом Штейнбергами (c будущей женой Эдуарда – киноведом Галиной Маневич – Игорь учился в то время во ВГИКе) и с освобожденным уже художником Борисом Петровичем Свешниковым.

Вернуться в Тарусу вновь, уже 2007 году, для Игоря Вулоха стало особым подарком со стороны семьи, построившей дом и мастерскую для отдыха и творчества художника. До последних лет жизни Игорь Вулох оставался верен своему любимому делу: спокойному созерцанию окружающего мира, погружению в его безграничную гармонию и красоту. Он любил пройтись вдоль реки к камню с надписью «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева», к могиле Борисова-Мусатова на берегу Оки – памятнику работы Александра Терентьевича Матвеева, с изображением спящего мальчика, прогуляться по Долине грез. Все это плодотворно сказывалось на творчестве художника – он много рисовал.

Почетный гражданин города Таруса художник Эдуард Штейнберг, увидев старого друга юности, был ему очень рад и растроган. Он организовал в Тарусской картинной галерее для своих друзей-шестидесятников – Игоря Вулоха, Владимира Немухина, Бориса Жутовского, Юрия Желтова, Владимира Башлыкова – выставку под названием «Цвет. Линия. Звук». Экспозиция имела огромный резонанс: открытие посетили не только жители Тарусы и творческая интеллигенция этих мест, но и многочисленные гости из Москвы.

ЭХО АВАНГАРДА В ФАРФОРЕ

Впоследствии работы Эдуарда Штейнберга и Игоря Вулоха вновь встретятся в одном выставочном пространстве. Это была масштабная выставка коллекции Иосифа Бадалова, при участии фотографа Игоря Пальмина – групповая экспозиция шестидесятников в Московском музее современного искусства, где были не только традиционно представлены живопись и графика, но и скульптура и фарфор.

Создание декоративно-прикладных вещей по эскизам художников-нонконформистов продолжило традицию поисков новых форм в искусстве первого русского авангарда. Первооткрыватель на этом пути cреди участников уже «второго русского авангарда» – художник Владимир Немухин. Bпервые увидев на выставке эти работы, Игорь Вулох остался под большим впечатлением. Тогда было принято решение выпустить серию тарелок по графическим эскизам Игоря Александровича, созданных на основе его иллюстраций к поэзии Геннадия Айги и шведского лауреата Нобелевской премии 2011 года Тумаса Транстрёмера. Идейными вдохновителями и спонсорами проекта выступили Егор Альтман и Наталья Охота.

В 2012 году в галерее «Романовъ» состоялась групповая выставка «Фарфор шестидесятников» из собрания Ирины и Виктора Минчиных. Поклонники и собиратели классиков «второго русского авангарда» c радостью открыли для себя новое видение творчества любимых художников.

ИТОГИ

Картины Вулоха участвуют во всех ведущих аукционах мира, в частности, выставляются на торгах Sotheby's и MacDougall's. После того, как семья Георгия Костаки частично передала его коллекцию музею в Салониках, в 2006 году состоялась выставка и вышел каталог, где представлено пятнадцать ранних работ Игоря Вулоха.

Несмотря на возраст и тяжелую болезнь Игорь Вулох работал в своем обычном ритме, cоздавая новые работы, продолжая участвовать в персональных и групповых выставках.

В 2007 году так называемые нонконформисты в числе которых был и Вулох, впервые получили возможность принять участие в немыслимом для опальных художников cобытии – выставиться у стен Кремля, в Государственном Историческом музее.

Оригинальная идея сделать, при поддержке Министерства культуры Российской Федерации, групповую выставку «Нонкоформисты на Красной площади» пришла руководителям галереи «Коносьер». А в Пушкинском музее картины Игоря Вулоха были показаны в групповой выставке собраний Михаила Алшибая и Марка Курцера «Пятьдесят на пятьдесят» в здании Музея личных коллекций.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Семидесятилетний юбилей Игоря Александровича в 2008 году был отмечен двумя персональными выставками – в галерее «RuArts» (частная коллекция Марианны Сардаровой и Егора Альтмана) и в частном музее ART4.RU. Благодаря личной поддержке Марианны Сардаровой киновед и искусствовед Лидия Вулох получила финансовую возможность сделать небольшой документальный фильм об Игоре Вулохе.

Подготовка к юбилейной выставке в частном музее ART4.RU шла основательно. Была проделана кропотливая работа по составлению каталога и подборке архивных материалов, разработан дизайн экспозиции. На выставке было представлено 120 картин и графических листов. Егор Альтман - глава Рекламного Синдиката HIDALGO, пасынок Игоря Вулоха и коллекционер работ художника - нашел инвестиции и выступил в качестве организатора. Бладаря ему спонсором и главным финансовым помощником этого культурного события стал банк "ВТБ 24". Большую помощь в работе над каталогом и дизайном оказал и Рекламный Синдикат HIDALGO.

На юбилей друга из Дании приехал директор Музея искусств Силькеборг искусствовед Троэлс Андерсен. Вместе с женой Вулоха художницей Натальей Охотой они тщательно подготовили к открытию экспозицию работ художника.

С возрастом сказывались пережитые в течение непростой жизни душевные и физические страдания Игоря Александровича. В течение нескольких последних лет Игорь Александрович неоднократно терял память и ощущение времени. Но снова и снова возвращался к ясному сознанию. И мог заниматься вдумчивым чтением философских и религиозных трудов, рисованием в своей мастерской.

Игорь Вулох c новыми силами вернулся к творчеству, завершив когда-то начатые холсты и создав совершенно новые. Так состоялась персональная выставка автора в галерее «Файн Арт» с символическим названием «Возвращение». Она оказалась последней...

Многолетняя борьба за существование, невероятная «жажда жизни» Игоря Александровича в одночасье оборвались осенью, 28 ноября 2012 года.

Многие поклонники творчества Вулоха откликнулись и помогли в эти трудные минуты его семье. Друзья и современники пришли попрощаться с мастером живописной абстракции и с невероятной легендарной эпохой, наполненной духовной энергией и возрожденной творческой мыслью, экспериментами, открытиями и внутренней свободой.

Сегодня могилу Игоря Вулоха могут посетить и ценители его творчества, и любившие его люди.

ДИАЛОГИ «ОТСЮДА СЮДА»

Художественное наследие Игоря Александровича Вулоха представляет богатейший материал не только для созерцания, но также и для исследования. Оно имеет огромное культурное значение как на родине художника, так и во всем мире. Его творчество, уже получившее международное признание, еще предстоит переосмыслить будущим поколениям.

Однажды, в диалогах о проблемах языка искусства, Геннадий Айги подметил точно и просто: «У большинства людей нет ни возможностей, ни сил, ни способностей... нет, никто не ниже поэта и не меньше его, но у людей нет даже времени обращать внимание на природу, переживать Вселенную как нечто единое, чувствовать жизнь человека действительно во всей Вселенной, его бессмертие, духовное бессмертие человечества… Такое каждый хотел бы как-то получить, почувствовать, но для этого у людей нет возможностей, нет времени, они не умеют…»

В суете жизни это недоступное, недостижимое мы можем получить другим путем – через искусство, и в особенности – через живопись. И в этом смысле Игорю Вулоху можно доверять.
 

© Игорь Вулох